makekaresus (makekaresus) wrote in bolshoe_kino,
makekaresus
makekaresus
bolshoe_kino

жизнь Адель

Чем отличен киношедевр «Жизнь Адель» от остальных сереньких байопиков (и тем более гей-эпиков), так это чрезвычайной многомерностью повествования, отраженного в ритмизованной и не скоротечной визуализации. В клишированную оболочку «истории любви» режиссер включил множество социальных коннотаций (семиотическая интенсификация) и крайне сексуализирует эту эклектичную наррацию. Довольно простецкий, но весьма популярной, комикс о жизненных перипетиях накрашенной лесбиянки у А. Кешиша на пару часов преображается как визуально, так и содержательно.

Эмигрантский маэстро в своем кинонарративе высокохудожественно воплотил среднестатистическое суждение общества относительно ЛГБТ-феномена; здесь проглядывается типичный взгляд гетеросексуала. Поэтому совсем ни странно, что фильм был принят фестивалями, его ждал широкомасштабный прокат, но он был далеко не единогласно одобрен гей-сообществом. Такие «вечные» проблемы как неразделенность любви и классовые расхождения были представлены в гей-антураже; самые прозорливые лгбт-аналитики заметили такую инструментальную роль «радужных» в повествовании. В фильме у геев отобрана социальная виктимность; не секрет, что в Западной Европе они являются полузакрытой социальной группой, граничащей (и пересекающейся) с богемными и маргинальными социальными кругами. Они уже не жертвы социального принуждения, но субкультура со специфическими чертами, собственной социальной идентичностью. Единственный конфликт (Адель и подруги), возникший именно на почве сексуальной тождественности, связан исключительно с незнанием главной героиней этих неписанных социальных правил (допустим, геи и их среда обитания). То есть классическая социальная проблематика о неравноправии сексуальных меньшинств здесь нивелирована, что, конечно, ни могло ни расстроить «традиционных» гей-активистов.

Пред нами предстает высококлассная «попсовая» драма глазами чересчур гетеросексуального художника, несмотря на все безапелляционные упреки жеманных моралистов. Хотя и правы были критики сексуальных сцен, но совершенно с иной точки зрения: страшненькая «лесба», автор оригинального комикса, осудила визуализацию коитуса, ведь «лесбиянки не занимаются так сексом», - это чрезвычайно гетеросексуальный подход к делу, вроде «девчата, поласкайте друг друга, чтобы мне возбудиться». Наконец, появился художественно вменяемый человек, реализовавший старую гетеросексуальную мечту о горячем лесбийском сексе без скатывания в порнографический примитивизм. Вы давно не мастурбировали на артхаусном фильме? Тогда «Жизнь Адель» для вас. Таким образом, это – пристальный взгляд типичного гетеросексуала. А. Кешиш вновь вернул в обращение ветхую диалектическую проблему о границе эротики и порнографии, казалось бы решенную постсовременными философами (Эко, Бодрийяр, Жижек).

На протяжении всего фильма режиссер буквально выжимает наслаждение из крупных планов лица Адели. Как ни странно, за всем многообразием социальных и сексуальных слоев прячется единственный внятный референт: сопли и слезы, детские щеки и губы Адель. Вот о чем фильм! Создается впечатление, что все социальные и любовные перипетии имеют глубоко инструментальное значение: вызывать на милом, по-детски припухлом личике чудеса мокрых эмоций. «Жизнь Адель» в действительности оказалась «Жизнью лица Адель»; так, режиссер в центре событий соорудил остаточный объект (принцип дополнительного удовольствия), создав выигрышное визуальное решение. Жизнь лица! На место как бы фундаментальных этических игр и вопросов выдвинут вперед эстетический предмет. В этом смысле многочисленные гей-поделки («Харви Милк», «Обыкновенное сердце» и пр.) на голову проигрывают, оказываясь стандартными повествованиями, идеологически (а поэтому и антихудожественно) прославляющими несуществующие ценности гей-культуры (как вы знаете, общей гей-культуры Пруста-Чайковского-Теннисона-… не существует, это – идеологическая фикция, намного большая чем общее сознание пролетариата). Так самый лучший гейский фильм является насквозь гетеросексуальным, потому что избежал типичного идеологического морализаторства. В наш информационный век эстетизация является более мощным оружием, чем интерпелляция.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments